Лукашук международный договор

Международное право

Лукашук И.И. Международное право. 2005.

Настоящее издание выходит в год 60-летия победы антигитлеровских сил во Второй мировой войне. Прошедшие десятилетия дают возможность объективно оценить значение этого величайшего события для судеб мирового сообщества и международного права. В противном случае победа держав фашистской «оси» Токио — Рим — Берлин превратила бы многие государства в колонии и полуколонии с соответствующим режимом. Решающий вклад в разгром гитлеровской Германии внесла наша страна. Для нее это была отечественная война, а точнее — война народная. Победа была одержана нашим народом, несмотря на неисчислимые жертвы, порожденные внешними и внутренними факторами.

В обеспечении сотрудничества государств антигитлеровской коалиции важная роль принадлежала международным договорам. С их помощью координировалась политика, военное и иные виды сотрудничества. Были определены основные ориентиры послевоенного мира. Достаточно вспомнить исторические Соглашения Ялты и Потсдама. Послевоенное положение было урегулировано демократическими договорами о мире 1948 г.

О значении Победы говорят мероприятия, проводившиеся государствами в честь 60-й годовщины. По инициативе стран СНГ Генеральная Ассамблея ООН в ноябре 2004 г. приняла Резолюцию, провозглашавшую 8 и 9 мая Днями памяти и примирения. Резолюция призывает все страны объединить усилия в борьбе с новыми вызовами и угрозами при главенствующей роли ООН, сделать все возможное для урегулирования споров мирными средствами в соответствии с Уставом ООН.

Вторая мировая война показала, сколь серьезными опасностями угрожает человечеству сложившаяся мировая система. Поэтому союзники уделили серьезное внимание созданию институтов, способных изменить ситуацию в лучшую сторону. Важнейшее значение имело создание всемирной организации безопасности и повышения роли международного права. Была учреждена Организация Объединенных Наций, Устав которой рассматривается как своеобразная конституция мирового сообщества. Впервые в истории устав закрепил основные цели и принципы внешней политики и международного права. Среди них особое место занимает цель «избавить грядущие поколения от бедствий войны», а также принцип неприменения силы.

Соответствующие принципы были сформулированы на базе анализа истории международных отношений и современного их состояния. В результате на их основе развивалось международное право. Совершенствовалось и содержание этих принципов. В 1970 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Декларация расширила и уточнила содержание принципов. Существенное значение в общем процессе имела Декларация принципов, содержащаяся в Хельсинкском Заключительном акте СБСЕ 1975 г.

Принципы выражают и охраняют комплекс общечеловеческих ценностей, в основе которых лежат важнейшие — мир и сотрудничество, права человека. Эти принципы служат идейной опорой функционирования и развития международного права.

Следует отметить, что международное право продолжало развиваться и в годы холодной войны, что свидетельствовало о его необходимости для сложившейся международной системы государств. Были кодифицированы нормы о дипломатических и консульских отношениях, о специальных миссиях. Особое значение имело принятие Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., которая в определенной мере кодифицировала процесс создания и действия не только договоров, но и иных правотворческих актов. Кодификация была сопряжена с прогрессивным развитием международного права.

В международном праве появились новые отрасли, которые соответствуют его новым функциям. Особенно показательна в этом плане отрасль «Международное право человека». Из других новых отраслей международного права следует выделить «Право международной безопасности». Опыт антигитлеровской коалиции показал, что совместными усилиями государства способны победить агрессора и привлечь его к международной ответственности. Это дало уверенность в их способности обеспечить послевоенный мир и безопасность. Агрессия признана тягчайшим преступлением. В этой связи особое значение имеет проблема разоружения. В 1959 г. по инициативе СССР была принята Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, касающаяся всеобъемлющего и полного разоружения как конечной цели.

К новым отраслям международного права следует также отнести космическое право, право международных организаций, право окружающей среды. Коренные изменения были внесены в морское право в соответствии с новыми реалиями. Этот момент относится и ко многим иным отраслям, например к воздушному праву, к экономическому праву и др. Особое значение для международного права имеет принятие в 2002 г. Генеральной Ассамблеей ООН статей Устава ООН об ответственности государств за международно-противоправные деяния. В результате возникла отрасль «Право международной ответственности», от которой в значительной мере зависит эффективность международного права, уровень его развитости.

Приведенные факты свидетельствуют, что после победы антигитлеровской коалиции наступил золотой век международного права. За истекшие 60 лет оно получило неизмеримо большее развитие, чем за всю предыдущую историю. Речь идет не только о количестве новых принципов и норм, но и об их характере, о совершенствовании механизма их функционирования.

Таким образом, победа создала условия для формирования системы международных отношений, способной обеспечить нормальные взаимоотношения между государствами. Она доказала, что совместными усилиями государства способны решить самые сложные задачи. Одной из характерных черт современной системы международных отношений является повышенное внимание к международному праву, уважение которого — необходимое условие выживания человечества. Эта черта проявила себя даже в сложных политических условиях холодной войны. Вместе с тем международные отношения ставят перед государствами все более трудные задачи. Необходимым условием их решения является повышение роли международного права на международной арене и его влияние на внутреннюю жизнь народов.

Человечество вступило в XXI век, который характеризуется нарастающим процессом глобализации. В результате каждый человек связан с другими людьми многообразными отношениями. Образуется единое мировое сообщество. Не только благополучие, но и выживание человечества может быть обеспечено лишь совместными усилиями государств и народов. Сегодня от состояния международной системы взаимоотношений государств зависит безопасность и благополучие каждой страны.

Все это придает особое значение международному праву, без которого международная система не в состоянии нормально функционировать. Неслучайно значение обеспечения верховенства права в международных отношениях подчеркивается самыми важными документами, включая принятую на Саммите тысячелетия Декларацию тысячелетия ООН 2000 г.

К сожалению, на пути повышения эффективности международного права существует немало препятствий. Одно из главных — отставание политического мышления и правового сознания от потребностей нашего времени. Американские специалисты констатируют, что средний судья и законодатель «не имеют представления о большинстве международных норм» (проф. С. Ратнер) . Политики и политологи нередко имеют весьма примитивное представление о международном праве и его основных институтах.

Нельзя в связи с этим не отметить, что как отечественные, так и западные политологи все больше осознают значение международного права для понимания и решения мировых проблем. Об этом пишет, например, такой авторитетный деятель, как Р. Кеохане .

Существует мнение, что международное право не нужно юристам, занимающимся внутренним правом. С этим трудно согласиться. Глобализация ведет к интернационализации жизни государств и тем самым к интернационализации их правовых систем. Международное право оказывает растущее влияние на законодательство государств, включая конституционное. Как известно, основные разделы конституций, посвященные правам человека, формулируются с учетом международных норм. В неменьшей степени это относится и к другим отраслям права.

С другой стороны, внутреннее право становится все более важным инструментом реализации международно-правовых норм. В результате возникает феномен единства международной и внутренней законности, значение которого подчеркивается на самом высоком уровне. В Декларации тысячелетия ООН 2000 г. в качестве одной из главных задач указывается: «Повышать уважение к верховенству права в международных и внутренних делах. «.

Поэтому законодателям и судьям, иным юристам необходимы международно-правовые знания. Без этого невозможно ориентироваться в развитии международной жизни. Наконец, международное право приобретает все большее значение для защиты прав и интересов физических и юридических лиц. Неслучайно крупные компании создают специальные подразделения международного права.

Особенно показательна в этом плане практика Европейского суда по правам человека. Количество полученных из России жалоб измеряется тысячами, а количество принятых судом к рассмотрению — несколькими десятками. Основная причина такого положения состоит в юридической безграмотности жалоб, в том числе подготовленных с участием адвокатов. По мнению сотрудников секретариата суда, если бы российские жалобы оформлялись хотя бы на том же уровне, что и жалобы из других стран, то, возможно, количество принятых жалоб существенно бы возросло.

В повышении международно-правовой культуры первостепенную роль призваны играть средства массовой информации (СМИ). К сожалению, приходится констатировать, что они с этой ролью не справляются. Международные политические и связанные с ними правовые проблемы освещаются в искаженном, а порой и в анекдотическом виде. Журналист-международник не может быть профаном в области международного права.

Недопустимость существующего положения побудила ООН принять ряд мер для поощрения изучения международного права и распространения международно-правовых знаний. Этому была посвящена Программа Десятилетия международного права ООН. Секретариат ООН принял в 2001 г. Обращение к деканам юридических факультетов во всем мире, в котором отметил значение изучения международного права и призвал расширить его преподавание. При этом была подчеркнута ответственность юристов за распространение информации о международном праве среди широкой общественности .

Было бы нереально ставить задачу превращения всех юристов в специалистов по международному праву, которое стало развитой многоотраслевой системой, превосходящей по объему и сложности правовые системы государств. Сегодня даже юрист-международник не может быть специалистом во всех отраслях международного права, содержание которых к тому же быстро меняется. Поэтому задача учебника по общему курсу международного права состоит в том, чтобы изложить основы этого права, дать общее представление о его системе. Опираясь на полученные знания, юрист сможет освоить специальные отрасли или вопросы, связанные с той или иной отраслью внутреннего права. Теоретическим основам международного права должно уделяться особое внимание, т.к. они стабильны и с их помощью открывается вход в любую отрасль.

Смотрите так же:  Объяснительная от арендатора

Было бы неправильно рассматривать международное право лишь с профессиональной точки зрения. Оно представляет собой значительный элемент общечеловеческой культуры, культуры общения между народами. Речь идет о важном элементе культурного наследия человечества, воплощающего многовековой опыт интернационального общения. Международное право содействует решению одной из главных проблем современности — утверждению интернационального сознания, воспитанию людей в духе уважения всех без различия расы, культуры, религии. Такое сознание представляет важнейший элемент культуры мира, от утверждения которой в решающей степени зависит предотвращение международных и межэтнических конфликтов .

При написании учебника использованы материалы практики государств и международных организаций. Особая роль отведена решениям Международного Суда ООН, которые приобретают все большее значение в процессе развития международного права. Разумеется, первостепенное внимание уделяется практике России. Использована литература многих стран. При изложении материала автор опирался на собственный опыт участия в работе международных органов и организаций, особенно в работе Комиссии международного права ООН.

При составлении плана учебника учтен международный опыт, а также рекомендации международных научных организаций, таких как Институт международного права. В основу положена система, сложившаяся в практике преподавания международного права в нашей стране и нашедшая отражение в учебных программах. Конечно, в общую систему включен ряд новых вопросов и тем, что отражает развитие международного права.

Опираясь на многолетний опыт преподавания в вузах страны и за рубежом, автор стремился изложить материал в максимально доступной форме, с тем чтобы сэкономить время студента и расширить аудиторию. Во многих случаях излагаются различные точки зрения, что дает возможность читателю самому делать выводы относительно обоснованности той или иной из них.

В общем, наша задача состояла в том, чтобы создать учебник не для того, чтобы сдать, а для того, чтобы знать. Такой подход потребовал некоторого увеличения его объема. Несмотря на то что различие в объеме по сравнению с другими учебниками невелико, было решено ради удобства пользования продолжать издавать его в двух книгах. Факты свидетельствуют, что за истекшие годы настоящий учебник занял свою нишу среди других. Это подтверждается и тем, что он переводится и издается в других странах.

При подготовке третьего издания использованы новейшие материалы по развитию международного права. В частности, проанализирована концепция нового мирового порядка, изложенная в Декларации тысячелетия ООН 2000 г., заново написана глава «Право международной ответственности» и др. Учтены опыт преподавания на основе первых двух изданий, критические замечания преподавателей, а также материалы по обсуждению учебника и опубликованные в разных странах рецензии. Автор выражает искреннюю признательность участникам обсуждений и авторам рецензий.

Лукашук, И. И. Современное право международных договоров. — Т. 2. — М., 2006. 2.

Осъминин, Б. И. Принятие и реализация государствами международных договорных обязательств.

Талалаев, А. Н. Право международных договоров : общие вопросы. — М., 1980. 4.

Талалаев, А. Н. Право международных договоров : действие и применение. — М., 1985. 5.

Талалаев, А. Н. Право международных договоров : договоры с участием международных организаций. — М., 1989. 6.

Венская конвенция о праве международных договоров. Комментарий / сост. и автор комментария А. Н. Талалаев. — М., 1997. 7.

Действующее международное право : в 3 т. — Т. 1. — М., 1996. — Разд. VII. 8.

Комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации». — М., 1996.

Лукашук И.И. — Современное право международных договоров. Том 1 (2004)

Современное право международных договоров Том I. Заключение международных договоров

Соглашения, договоры являются необходимыми институтами человеческого общения. Без них оно было бы невозможно. При их помощи согласуются совместные действия, разрешаются противоречия *(1) . Без них не могли обойтись ни племена, ни государства. Поэтому не случайно договоры между государствами заключаются задолго до возникновения идеи о том, что межгосударственные отношения также должны регулироваться правом. Чем более важные вопросы решаются договором, тем сложнее его достижение и тем важнее его значение. В результате роль международных договоров привлекала к ним внимание юристов на протяжении всей истории. Перечень посвященных им работ составляет целый том. Значительное внимание договорам уделила отечественная наука международного права. Существенным вкладом в изучение договоров являются фундаментальные исследования В.М. Шуршалова

и Н.Н. Ульяновой. Различные аспекты исследовались многими другими отечественными юристами.

Особенно велико значение деятельности Г.И. Тункина и А.Н. Талалаева. Г.И. Тункин внес большой вклад в разработку проекта статей о праве договоров в Комиссии международного права ООН. Многое им было сделано и на посту заведующего договорно-правовым отделом МИД. А.Н. Талалаев посвятил договорам практически всю свою научную деятельность. Он был также членом советской делегации на Венских конференциях по праву договоров 1968-1969 гг.

и 1986 г. Результаты исследования нашли отражение в многочисленных трудах. Завершающими стали четыре фундаментальных труда, охватившие все основные аспекты права договоров *(2) . Эти труды сохраняют свое значение, и нам не раз придется обращаться к ним.

Подчеркивая значение проделанных в прошлом исследований, приходится вместе с тем учитывать, что со времени их издания в мировой политике, в праве международных договоров и соответствующем законодательстве государств произошли существенные перемены. Сегодня мы имеем дело по существу с новым правом международных договоров. Следует также учитывать, что изданные ранее работы были написаны в соответствии с требованиями, предъявлявшимися в Советском государстве к такого рода работам, что не могло не сказаться на их содержании.

Зарубежная литература издавна уделяла договорам большое внимание *(3) . Современные авторы высоко оценивают роль договоров. Профессор П. Рон пишет о том, что договоры сегодня являются основным источником международного права и богатым источником информации о международных отношениях. На основе договоров можно наиболее точно судить об истории международных отношений государства *(4) .

Особое значение придается многосторонним договорам. Французский профессор П. Имберт утверждает, что «многосторонние конвенции стали

наиболее часто используемым средством установления норм поведения для всех государств не только в отношениях между государствами, но также применительно к отдельным лицам. С помощью этих актов государства таким образом стремятся внести свой вклад в формирование международного права, выступая в роли толкователей общего требования международного сообщества»

Большое количество литературы по праву договоров было издано после принятия Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. *(6) Особый интерес представляют труды участников Венской конференции, таких, как председатель общего комитета нигерийский юрист Т. Элайес, польский профессор С. Нахлик, венгерский профессор Г. Харасти *(7) . Значительно меньше работ было издано после принятия Венской конвенции о праве договоров с участием международных организаций *(8) . Исходили из того, что она не внесла принципиально новых моментов в право договоров. Указанные работы были в основном посвящены анализу двух Венских конвенций .

Одной из немногих работ, освещавших право договоров в целом, включая анализ современной практики, явилась книга британского профессора А. Оста, обладающего значительным практическим опытом в этой области *(9) . В рецензии на эту книгу бельгийский юрист Б. Мартенчук выражает недоумение по поводу того, что, несмотря на большое практическое значение права договоров для каждого юриста-международника, в последние годы не издавались труды, охватывающие это право в целом *(10) . Объяснение видится в том, что после

обстоятельного анализа Венских конвенций было необходимо изучить

основанную на них практику. В этот период появилось немало работ, посвященных отдельным вопросам договоров, анализу конкретных договоров, а также практике решения связанных с договорами вопросов. Все это создало предпосылки для исследования современных договоров и свидетельствует о практическом и теоретическом значении комплексного исследования современного права международных договоров, начиная с момента их создания.

Совершенно новое значение приобрели договоры в условиях глобализации. Государства все более тесно взаимосвязываются. Ни одно государство не в состоянии функционировать без развитой системы отношений с другими странами. Эта сложная система международных отношений регулируется с помощью договоров и создаваемых на их основе международных организаций.

В силу необходимости договоров для нормального поддержания международных связей их соблюдение отличается высоким уровнем. Без договоров современная система международных связей была бы просто невозможной. Отдельные случаи невыполнения договоров объясняются тем, что их содержание составлено без особого учета реально существующего положения. Опыт договорных отношений в рамках СНГ весьма показателен в этом плане.

В новом веке перед человечеством встала проблема исторического значения — проблема формирования нового мирового порядка, отражающего реальную политическую и экономическую систему современного мира. От ее

решения зависит выживание человечества. Необходимо обеспечить нормальное функционирование мировой системы в интересах как отдельных стран, так и всего человечества. Необходимым элементом формирования нового мирового порядка являются международные договоры. Им же принадлежит центральная роль в функционировании нового порядка. В результате роль договоров существенно возросла.

Уже сегодня договоры представляют собой сложную, многоотраслевую глобальную систему, охватывающую практически все виды взаимодействия государств. В этом плане она превосходит правовые системы государств и порождает все новые проблемы. Процесс заключения договоров продолжается во все более нарастающем темпе. Все это придает изучению права международных договоров особое значение с учетом нового положения в мире и достижений науки.

Серьезное практическое значение для России имеет исследование договорной практики СССР, которая оказала существенное влияние на формирование современного права международных договоров. Несмотря на все различия политики России и СССР, сохраняются и традиционные моменты, определяемые положением государства в международной системе. Особенно широко традиционные моменты восприняты в международно-правовой сфере, что в немалой мере объясняется позитивным влиянием СССР на прогрессивное развитие международного права. К сожалению, богатая практика СССР мало известна зарубежной науке. В международно-правовой сфере наиболее рельефно проявляется роль России как государства — продолжателя Советского Союза. С учетом этого при исследовании права международных договоров главное внимание уделено практике СССР, накопленному им опыту. Значительное внимание в работе уделено практике США, претендующих на особую роль в формировании мирового порядка.

Смотрите так же:  Какой должна быть пенсия по старости

Подготовке настоящего издания способствовало то, что автор изучал право договоров на протяжении многих лет, участвовал в подготовке материалов для Комиссии международного права, готовившей проект статей о праве договоров, был членом делегации на Венской конференции по праву договоров 1968-1969 гг.

Поскольку международные отношения представляют собой непрерывно усложняющееся явление, которое нуждается во все более наукоемком управлении, целесообразно предварительно остановиться на вопросе о науке и практике международных отношений. Этот вопрос имеет прямое практическое отношение к международным договорам, к направлениям совершенствования прав, регулирующих их действие.

Наука и практика межгосударственных отношений

Положение дел в мире в растущей мере диктуется развитием науки. Не случайно сегодня на Земле свыше 90% всех когда-либо живших ученых.

Основным богатством страны становится интеллектуальное богатство. Специалисты доказывают, что в будущем наибольшим влиянием станут пользоваться государства с лучшими системами науки, образования и культуры. Все страны вынуждены будут раньше или позже широко использовать достижения науки при определении и осуществлении своей политики. К этому их побуждают не только законы соревнования, конкуренции, но и необходимость решения все более важных для человечества дел сообща, с учетом все более широкого круга интересов и принятием во внимание длительных перспектив.

Наша цивилизация во все большей мере пронизывается наукой. Ее стали именовать сциентистской цивилизацией. Безопасность государства, не говоря уже о его благосостоянии, в первую очередь зависит от интеллектуального уровня руководства, науки и образования. Этот момент все чаще подчеркивается исследователями *(11) . Отсюда коренная государственная задача — добиться оптимального взаимодействия политического руководства и науки. Такое взаимодействие становится одной из актуальных задач как для политики, так и для науки *(12) . Задача не из простых. Политика демонстрирует удивительную устойчивость в отношении влияния науки.

В этом взаимодействии доминирует политика, которая в значительной мере определяет развитие как естественных, так и общественных наук *(13) . В конечном счете это отрицательно сказывается не только на науке, но и на политике. Сказанное свидетельствует о том, что изучение основ оптимального взаимодействия политики и науки, особенно в конкретных областях, стало одной из актуальных задач. Что касается международных договоров, то здесь дело не только в усложнении их содержания, но и в их соотношении со все более сложной системой международно-правового регулирования.

Усложнение общества, всех социальных процессов делает как никогда актуальной задачу совершенствования государственного управления. Стихийное развитие неизбежно ведет к самым неблагоприятным последствиям.

В результате наблюдается, особенно в промышленно развитых странах, кризис легитимации, т.е. снижение доверия населения к политическим институтам страны.

Заслуживает внимания, что наряду с делегитимацией государственных учреждений наблюдается определенная тенденция к легитимации международных институтов, прежде всего таких, как ООН и международное право. Порой с ними связываются даже явно преувеличенные надежды, полагая, что они способны решить проблемы, которые не смогли разрешить национальные институты.

В условиях глобализации государственное управление в растущей мере приобретает интернациональный характер. Все больший объем социальной активности выходит за пределы государства. Соответствующая сфера может регулироваться лишь совместными усилиями государств. Еще более сложные задачи возникают в связи с необходимостью повысить уровень управляемости международной системы. Решение этих задач требует соответствующего научного обеспечения.

Глава 1. Политика и общественные науки

Развитие общества ведет к усложнению его системы и происходящих в нем процессов. Совершенно новые проблемы возникают в связи с развитием процесса глобализации, который делает государства все более взаимосвязанными. В результате существенно усложняется решение вопросов внутренней и особенно внешней политики. На первый план выдвигается задача обеспечения должного интеллектуального уровня управления национальными и интернациональной системами.

Проведенные исследования показали, что избиратели в демократических странах придают все большее значение не тому, что кандидат является правым или левым, а его компетентности, профессионализму. Касаясь этого вопроса, американский исследователь Р. Левин пишет: «В течение нескольких десятилетий электорат голосовал за лидеров, считавшихся более компетентными или в последние годы менее некомпетентными, независимо от их идеологии» *(14) .

Положение о том, что политика требует специальных знаний, существовало издавна. В Древней Индии существовали различные классификации наук. Но во всех одно из центральных мест занимала наука об управлении (Datdanоti), наука о ведении внутренних и внешних дел государства. В подтверждение сошлюсь на одно из самых выдающихся сочинений того времени — «Артхашастру», автором которой был Каутилья (IV-III вв. до н.э.) *(15) . Брамин Каутилья был учителем, а в дальнейшем и первым министром двора индийского владыки Чандрагупты. В результате его труд не только является плодом мыслителя-теоретика, но и представляет собой обобщение политической практики того времени. Большое значение придавалось интеллектуальному уровню политики. Каутилья утверждал, что «мудрый руководитель возобладает над смелым, так же как охотник над слоном» *(16) .

Понимая возможности науки, выдающиеся ученые подчеркивали значение теории для практики. Великий Леонардо да Винчи говорил: «Теория —

командир, практика — солдат» (la teoria i il capitano, e la pratica somo i soldati).

Несмотря на несомненную логику этого положения, политическая реальность не соответствовала ему. Политика руководствовалась иными правилами, чем наука. Результаты подобной ситуации оказались весьма плачевными. Многие мыслители на протяжении веков отмечали это обстоятельство. Так, в 1494 г. вышло в свет произведение С. Бранта «Корабль дураков» (Stultifera navis), посвященное современному автору государству. Вспомним также мнение Эразма Роттердамского, который утверждал, что «глупость создает государства, поддерживает власть, религию, управление и суд» *(17) .

Невысокого мнения об интеллектуальном уровне политиков были не только теоретики, но и практики, активно участвовавшие в политическом процессе. Мудрый старец шведский канцлер в период Тридцатилетней войны А. Оксеншерна говорил своему внуку: «Ты не представляешь, мой мальчик, как ничтожен ум, правящий миром» (necsis, mi fili, quantilla ratione mundus regatur).

Оглядываясь на прошлое, нельзя не удивляться колоссальному разрыву между достижениями человеческой цивилизации в области науки, культуры,

техники, с одной стороны, и величайшим варварством в отношениях между людьми и народами. Это положение не раз отмечалось видными государственными деятелями. Еще Ж. Клемансо говорил: «Оказывается, что искусство организации того, чтобы люди умели жить, более сложно, чем умение убивать их». По числу жертв XX в. оказался самым жестоким в истории. Вооруженные конфликты разного масштаба стали постоянным явлением. Принесенные на алтарь бога войны жертвы измеряются десятками миллионов. Достижения науки и техники использовались преимущественно в военных целях. Некоторые специалисты даже называют XXI в. новой «столетней войной» — мрачным периодом хаоса, беспорядков и насилия во многих частях света *(18) . Думается, что подобный прогноз слишком пессимистичен. Он не учитывает не раз проявлявшейся способности государств объединяться перед лицом общей угрозы и совместными силами решать сложные проблемы.

Основоположник теории систем Л. фон Берталанфи, сославшись на приведенное высказывание А. Оксеншерны, писал, что оно «еще в большей степени относится к XX, чем к XVII столетию» *(19) . Думается, что это мнение недостаточно корректно. Интеллектуальный уровень политиков несомненно вырос, они стали более образованными. Без этого они были бы не в состоянии выполнять элементарные функции управления современным обществом, которое стало гораздо сложнее, чем в прошлом. Но принципиально положение не изменилось. Разрыв между интеллектуальным уровнем политиков и потребностями в научно обоснованном управлении современным обществом остается весьма значительным.

Мы имели возможность на собственном опыте убедиться, к каким печальным последствиям привело нашу страну неквалифицированное политическое руководство. Если говорить о внешнеполитической области, то достаточно сказать, что, внеся решающий вклад в победу антигитлеровской коалиции, наше государство не смогло должным образом обеспечить свои законные интересы в процессе послевоенного урегулирования. С последствиями этого нам приходится иметь дело и сегодня. Примером может служить проблема Курильских островов.

Вспомним поставки ракет на Кубу в нарушение установившихся «правил игры», которые поставили мир на грань ядерной катастрофы, а также вооруженные действия в Афганистане.

Немало крупных политических ошибок с тяжелыми последствиями известно и истории других стран, в том числе и США *(20) . Достаточно сослаться на военные действия против Вьетнама и в отношении Ирака. Обе войны были проиграны США. После попытки осуществить военные действия в Ираке без решения ООН США вынуждены были обратиться к ней за поддержкой. Эти события как никогда четко показали, что даже самая могучая держава не в состоянии обеспечить решение столь крупных проблем без участия мирового сообщества. Видные государственные деятели, включая В.В. Путина, расценили военные действия США в Ираке как серьезную ошибку.

В этом плане представляет интерес заключение, подготовленное группой членов американского Конгресса на рубеже 1970-х гг. В нем говорилось: «В противоположность нашим техническим и научным достижениям, наша

политическая мысль и социальная структура остались примитивными по своему замыслу и заскорузлыми в своем развитии, в большей степени не способными справиться с ситуациями, которые породила наша техническая цивилизация. Во многих отношениях напрашивается сравнение с динозавром: мы создали огромное техническое туловище с крошечным социальным и политически разумом» *(21) .

При оценке упомянутого заключения, разумеется, нельзя не учитывать, что оно является инструментом политической борьбы. Тем не менее в целом оно отражает существующее положение. В заключении имеется в виду лишь состояние дел внутри страны. Сказанное еще в большей мере относится к области внешней политики. И еще одно замечание. Думается, что не совсем правильно упрекать в «заскорузлости» политическую мысль США в целом. Политические науки там находятся на довольно высоком уровне. Очевидно, имелось в виду политическое мышление, доминирующее среди государственных деятелей.

Смотрите так же:  Ника белоцерковская развод

Нельзя сказать, что политические деятели не отдают себе отчета в сложности политики и необходимости специальных знаний для ее формирования и осуществления. Вспомним слова В.И. Ленина о том, что «политика есть наука и искусство, которые с неба не сваливаются», и что «политика больше похожа на алгебру, чем на арифметику, и еще более на высшую математику, чем на низшую» *(22) .

О необходимости связи политики с наукой высказывались государственные деятели разных стран. Х. Коль подчеркивал, что «политик должен прямо-таки чувствовать себя обязанным научно анализировать общественные отношения» *(23) . В своей речи в парламенте в 1987 г. премьерминистр Японии Я. Накасонэ говорил о необходимости нового глубокого анализа, включая историю, и приведения в систему результатов научного исследования, а также о том, что следует стремиться аккуратно довести полученные результаты до общего сведения *(24) .

Представляют интерес мысли Г. Киссинджера по рассматриваемому вопросу. Он не только был одним из выдающихся государственных секретарей США, но и является автором целого ряда исследований *(25) . Касаясь вопросов внешней политики, он писал: «Проблемы слишком сложны, а соответствующие факты слишком многочисленны, чтобы иметь с ними дело на основе личной интуиции». Г. Киссинджер писал о наличии у лиц, принимающих в США решения, тенденции «действовать ad hoc и ждать, когда подлежащие решению вопросы будут четко сформулированы соперником». И далее: «Поскольку многие из наших принимающих решения лиц обращают внимание на вопрос, лишь когда он возникает в сфере их ответственности, постольку их подход к нему зачастую бывает крайне анекдотичным» *(26) .

Известно немало и более критических оценок политики и политиков США, особенно юристами *(27) . Порой и сами политики не стесняются признать, что они руководствуются не наукой, а своей интуицией *(28) .

Заслуживает внимания критическое замечание Г. Киссинджера в отношении прагматизма внешней политики США: «Наш эмпиризм обрекает нас на по существу реактивную политику, которая импровизирует контрмеры на

каждый советский шаг, в то время как опора Советов на теорию обеспечивает им определенность действий. » *(29) Значение этого момента подчеркивается и другими авторами *(30) . Как видим, практическое значение наличия у СССР

внешнеполитической стратегии при всех ее плюсах и минусах оценивалось довольно высоко. Внешняя политика не может ограничиваться тактическими решениями, необходима определенная перспектива. Помимо всего прочего, предсказуемость политики — условие международной стабильности.

Сегодня руководители государств стали придавать особое значение международному праву как инструменту обеспечения национальных и интернациональных интересов. Все чаще подчеркивается необходимость обеспечения верховенства права в международных отношениях. Наметились первые ощутимые признаки большего внимания к науке международного права. Знаменательным событием явилась встреча за «круглым столом» с интернациональным коллективом юристов-международников Президента РФ В.В. Путина, Президента Франции Ж. Ширака и Канцлера ФРГ Г. Шредера, состоявшаяся в Санкт-Петербурге в апреле 2003 г. Руководители трех держав дали высокую оценку роли международного права в современном мире. Подчеркивалась роль юристов-международников. В.В. Путин говорил о том, что «сейчас как никогда важно опереться на мнение экспертного сообщества — юристов, политологов, специалистов в различных областях международных отношений: И мы, конечно, с нетерпением будем ждать результатов вашей работы, свежих идей, предложений» *(31) .

Придавая самое серьезное значение международным договорам, Россия регулярно подчеркивает значение добросовестного выполнения международных обязательств, как того требует один из основных принципов международного права. В.В. Путин заявил: «Пренебрежительное отношение к международным соглашениям и договоренностям абсолютно недопустимо» *(32) .

Для понимания придаваемого международному праву значения представляют интерес материалы состоявшегося в ноябре 2002 г. заседания коллегии МИД РФ, посвященного рассмотрению вопроса «Внешняя политика России и международное право». Коллегия отметила, что своевременное формулирование международно-правовой позиции страны по конкретным вопросам имеет существенное значение для эффективности и авторитета внешней политики России. Было подтверждено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры составляют правовую базу концепции внешней политики России *(33) . Но все это лишь свидетельства признания роли науки международного права для практики, теперь предстоит задача реализовать эту роль.

Глава 2. Общественные науки

Упрочение научного фундамента политики зависит, разумеется, не только от науки международного права, но и от комплексного использования общественных наук. К сожалению, пока состояние этих наук не отвечает возросшим требованиям. Обращают на себя внимание два недостатка. Во-

первых, это разобщенность, компартментализация общественных наук. Даже наиболее близкие из них развиваются изолированно. В качестве примера можно указать разобщенность таких исключительно важных для управления наук, как политология и юриспруденция. Представители каждой из них проявляют порой удивительное невежество в отношении родственной области, от чего страдают обе отрасли знаний. Отсюда настоятельная необходимость интеграции, взаимообогащения общественных наук.

Во-вторых, общественные науки все еще остаются в значительной мере национально ограниченными, что не может не сказываться на их уровне. Сегодня как никогда необходимы интернационализация общественных наук, учет мировой теории и практики, закономерностей глобальной интеграции.

Потребность в преодолении этих недостатков стала ощущаться еще в XIX в. Известно немало примеров их успешного преодоления отдельными учеными. По широкому признанию, особенно показательным в этом плане был опыт синтезирования К. Марксом в своей теории трех источников: немецкого идеализма, английской политической экономии и французского социализма. Не случайно марксизм достиг исключительной интернационализации.

Прошло полтора века, а значение марксизма продолжает расти. Такой авторитет, как Д. Белл, отмечал: «Мы все стали постмарксистами» в том смысле, что «источником нашего интереса к социальным переменам по необходимости является Маркс». Всякий, кто собирается обсуждать перспективы развития капиталистического индустриального общества, «вынужден отправляться от предвидений Маркса» *(34) . Даже в годы холодной войны значение и распространенность марксизма отмечались различными общественными организациями *(35) .

Свое значение марксизм не утратил и в наше время, что отмечается представителями различных общественных наук *(36) . В этом нет ничего удивительного. Достаточно сказать, что еще в 1848 г. в Коммунистическом манифесте было показано зарождение процесса, развитие которого привело к глобализации: «Современная промышленность создала всемирный рынок: Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление космополитическим: На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всестороння связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными. » *(37) .

Общественные науки, как отмечалось, имеют длительную предысторию. Но лишь вторую половину XIX в. можно рассматривать как период формирования основ современных общественных наук. Своей интеллектуальной зрелости и широкого признания они достигли во второй половине XX в. Такое положение не случайно. В значительной мере оно объясняется социальной востребованностью общественных наук.

В этот период стала активно обсуждаться роль общественных наук в развитии современного общества *(38) . Особое внимание уделялось сущности

науки о политике, роли ученых и их связям с политической элитой и различными социальными группами, значению политического знания в формировании общественного мнения и политики *(39) . Значительное внимание уделялось связи специалистов в области общественных наук с деятельностью правительственных учреждений, осуществляющих внешнюю политику *(40) . Наиболее активно такого рода обсуждения и соответствующие исследования велись в США.

Одновременно получили распространение нигилистические взгляды. Их сторонники выражали сомнения относительно того, что общественные науки способствовали повышению уровня политики и улучшению жизни общества. Иными словами, имелось в виду то, что общественные науки не оказали ощутимого влияния на реальную жизнь. В этой связи следует учитывать, что общественные науки не являются столь же детерминированными, как естественные, в значительной мере они носят вероятностный характер. Изучаемые ими явления неизмеримо сложнее процессов, изучаемых естествознанием. Нельзя забывать, что сложность и нестабильность естественных процессов сказывается на точности прогнозов и естественных наук. Показательна в этом отношении метеорология, прогнозы которой далеко не всегда бывают достаточно точными. Тем не менее ее научная природа не подвергается сомнению. По мере углубления науки в глубины мироздания растет и вероятностный характер заключений естественных наук. Разработанная в последние десятилетия теория развития сложных систем подтверждает, что многовариантность, непредсказуемость присущи не только общественным, но и естественным системам.

Серьезные достижения естественных наук и многочисленные провалы политики породили идею технократии. Она исходит из того, что представители этих наук, доказавшие способность решать сложнейшие проблемы естественного мира, могут добиться этого и в области политики. Они якобы ближе к реальности, чем «чересчур все усложняющие» и «запутавшиеся» обществоведы. Сторонники идеи технократии полагают, что методы, оправдавшие себя в технике, можно непосредственно перенести в общество. Была выдвинута концепция сильной технократической элиты, которая была бы «более оперативной» в подавлении масс внутри страны и проведении «твердой» внешней политики *(41) . У этой идеи нашлись сторонники и среди представителей общественных наук. Такой авторитет, как Дж. Гелбрайт, утверждал, что в современном капиталистическом обществе власть переходит к технократам *(42) .

Идея технократии не получила реализации. Социальные закономерности существенно отличаются от естественных законов. Будучи включенными в систему власти, технократы становились либо техническими экспертами, либо обычными политиками, принимавшими правила политической игры. Идея технократии получила воплощение в системе управления корпорациями. Здесь были необходимы соответствующие технические знания, а также талант и опыт управления такого рода системами, которые формируются и действуют на иных началах, чем политический механизм. Ни одна корпорация не выдержала бы нерентабельности, присущей политике. Не случайно корпорации активно