Участие прокурора в рассмотрении дел с участием присяжных заседателей

Прокурорский надзор

2. Особенности участия прокурора в суде присяжных

В соответствии со статьей 325 УПК РФ уголовное дело, в котором участвуют несколько подсудимых, рассматривается судом с участием присяжных заседателей в отношении всех подсудимых, если хотя бы один из них заявляет ходатайство о рассмотрении уголовного дела в данном составе.

В соответствии с требованиями УПК РФ участие государственного обвинителя в рассмотрении дела судом присяжных обязательно, причём не только в непосредственном рассмотрении, но и на предварительном слушании дела судьёй. Прокурор на предварительном слушании оглашает резолютивную часть обвинительного заключения, высказывает своё мнение относительно ходатайств, заявленных другой стороной, сам заявляет в необходимых случаях ходатайство. Прокурор, участвующий в предварительном слушании дела, вправе отказаться от обвинения полностью или частично. В этом случае судья прекращает дело полностью или в соответствующей части.

Существенной особенностью участия прокурора в разбирательстве дела судом присяжных является его активное участие в отборе присяжных заседателей. Прокурор сам может заявить отвод по основаниям, предусмотренным в УПК РФ. В процессе отбора присяжных заседателей прокурор имеет право на безмотивный отвод, но не более двух раз. После формирования председательствующим суда коллегии присяжных заседателей, но до принятия ими присяги, прокурор имеет право заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого дела, этот состав коллегии присяжных заседателей в целом может оказаться неспособным вынести объективный вердикт. В случае признания такого заявления обоснованным, председательствующий может распустить коллегию присяжных заседателей.

Центральное место в деятельности прокурора в суде присяжных имеет его участие в судебном следствии. В соответствии с требованиями закона прокурор сам зачитывает резолютивную часть обвинительного заключения. При этом, он в выступлении не имеет права упоминать о фактах судимости подсудимого, о признании его особо опасным рецидивистом в прошлом. Выступая в судебных прениях, прокурор должен не только изложить все доказательства вины подсудимых, но и убедить присяжных заседателей в виновности подсудимых. Для этого он должен учитывать особенности рассматриваемого преступления, уровень образования присяжных, их профессию и другие факторы.

Государственный обвинитель может на любом этапе разбирательства дела вплоть до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта изменить обвинение в сторону смягчения путём:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих ответственность;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ, если действия подсудимого полностью охватываются другой нормой УК РФ, которая вменялась ему в обвинительном заключении;

3) переквалификации деяния по норме УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание.

Особенностью участия прокурора в разбирательстве дел судом присяжных является его участие в постановке и формулировании вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей.

В связи с напутственным словом председательствующего присяжным заседателям государственный обвинитель вправе заявить в судебном процессе возражения по поводу нарушения председательствующим принципа объективности.

Существенное значение имеет деятельность прокурора в суде после вынесения вердикта присяжных заседателей. Согласно УПК РФ государственный обвинитель с участием представителей сторон, но уже в отсутствие присяжных заседателей вправе исследовать доказательства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей, выступать по вопросам, связанным с юридическими последствиями вынесенного вердикта, включая вопросы квалификации содеянного подсудимым, назначения ему наказания и разрешения гражданского иска. При этом в своих выступлениях прокурор не имеет права ставить под сомнение правильность вынесенного присяжными заседателями вердикта.

Протесты на приговоры и постановления приносятся в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ.

Основания для принесения протеста на приговоры и постановления суда присяжных предусмотрены пунктами 2-4 статьи 389.15 УПК РФ:

  1. Существенное нарушение уголовно-процессуального законодательства;
  2. Неправильное применение уголовного закона;
  3. Несправедливость приговора.

ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА ПРИ ОБСУЖДЕНИИ ПОСЛЕДСТВИЙ ВЕРДИКТА
ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

Правовая природа производства в суде с участием присяжных заседателей определяет специфику вынесения решений по уголовным делам, которая заключается в разделении полномочий между присяжными заседателями и профессиональным судьей.

Данная особенность обусловливает деление судебного разбирательства на две стадии: до вынесения присяжными заседателями вердикта и после его оглашения.

Вердикт — решение о виновности или невиновности подсудимого, вынесенное коллегией присяжных заседателей (п. 5 ст. 5 УПК РФ).

Правовые последствия вынесения присяжными вердикта заключаются не только в установлении наличия или отсутствия вины подсудимого. Его вынесение определяет также структуру, ход и направленность обсуждения последствий признания лица виновным в соответствии с решением присяжных заседателей, отраженным в вердикте(1).

Исходя из разграничения компетенции присяжных и профессионального судьи, многие ученые рассматривают обсуждение последствий вердикта как этап судебного следствия в суде присяжных, на котором подлежат исследованию обстоятельства, связанные с разрешением вопросов правового (юридического) характера(2).

Разделяя точку зрения, согласно которой процесс доказывания не завершается вынесением присяжными заседателями вердикта, продолжаясь после провозглашения вердикта, при исследовании вопросов, не находящихся в компетенции присяжных, мы не можем согласиться с тем, что данная деятельность осуществляется в рамках судебного следствия.

Судопроизводство в суде с участием присяжных заседателей проходит в несколько этапов. Для каждого этапа характерны определенные признаки.

Этап судебного следствия следует за подготовительной частью судебного разбирательства и предшествует судебным прениям сторон. При этом в УПК РФ четко определены момент начала судебного следствия (ч. 1 ст. 335 УПК РФ) и момент его окончания (ст. 291 УПК РФ). То есть судебное следствие является целостным отдельным этапом рассмотрения уголовного дела в суде присяжных.

Согласно ч. 1 ст. 347 УПК РФ после провозглашения вердикта присяжных

заседателей судебное разбирательство продолжается с участием сторон. Однако, на наш взгляд, продолжение судебного разбирательства является не продолжением судебного следствия как этапа рассмотрения уголовного дела в суде присяжных, а отдельным специфическим этапом, присущим данному виду судопроизводства.

Задачи данного этапа схожи с задачами судебного следствия. Судом исследуются обстоятельства, связанные с разрешением правовых вопросов, стороны осуществляют доказывание в рамках ограниченного круга вопросов. Обсуждение последствий вердикта можно считать аналогом судебного следствия, имеющим специфический характер, обусловленный правовой природой суда с участием присяжных заседателей.

Основной целью данного этапа судебного разбирательства является обсуждение последствий вынесенного вердикта, в котором государственный обвинитель принимает непосредственное участие. При этом надлежащая реализация прокурором своих полномочий служит основой для выполнения одной из основных задач, стоящих перед ним в судебном разбирательстве: всемерное способствование принятию судом законного, обоснованного и справедливого решения(1). Кроме того, от правильного разрешения вопросов на данном этапе рассмотрения уголовного дела зависит законность и обоснованность приговора.

Исходя из сущности производства в суде присяжных и определяемых ею особенностей обвинения, после провозглашения вердикта прокурор продолжает поддержание обвинения в части, содержащей вопросы, не подлежащие исследованию в присутствии присяжных заседателей. При этом объем и характер полномочий прокурора при обсуждении последствий вердикта присяжных заседателей зависит от того, какой вердикт вынесен по делу: обвинительный или оправдательный.

В случае вынесения обвинительного вердикта производится исследование обстоятельств, связанных с квалификацией содеянного подсудимым, назначением ему наказания, разрешением гражданского иска и другими вопросами, разрешаемыми судом при постановлении обвинительного приговора (ч. 3 ст. 347 УПК РФ).

С. А. Насонов выделяет следующие этапы обсуждения последствий обвинительного вердикта:

1) подготовительная часть, во время которой разрешаются вопросы о рассмотрении дела в отсутствие какого-либо свидетеля, по предложению сторон определяется круг доказательств, подлежащих исследованию, и т. д.;

2) судебное следствие, во время которого исследуются обстоятельства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей;

3) выслушивание судом прений сторон и реплик сторон;

4) предоставление подсудимому последнего слова(2).

С учетом обозначенной градации, а также положений чч. 3, 4 ст. 347 УПК РФ на этапе обсуждения последствий обвинительного вердикта государственный обвинитель обладает следующими полномочиями:

участвовать в разрешении организационных вопросов, касающихся порядка обсуждения последствий вердикта;

представлять доказательства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей, участвовать в их исследовании;

заявлять ходатайства, касающиеся обстоятельств, подлежащих исследованию после вынесения вердикта;

участвовать в судебных прениях сторон и выступать с репликой;

выражать свою позицию по вопросам квалификации деяния, совершенного подсудимым, меры наказания, наличия смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств, разрешения гражданского иска, распределения судебных издержек, относительно того, как поступить

с вещественными доказательствами, и по другим вопросам, разрешаемым судом при постановлении обвинительного приговора.

При обсуждении последствий обвинительного вердикта государственный обвинитель вправе ходатайствовать о допросе лиц, которые могут что-либо пояснить об обстоятельствах, исследование которых не входит в компетенцию присяжных заседателей. При этом в ходе допроса недопустимо затрагивать доказательства, которым уже дана оценка в вердикте присяжных заседателей, и ставить под сомнение установленные в нем факты.

По окончании обсуждения последствий обвинительного вердикта суд переходит к прениям сторон, которые также имеют существенные особенности.

Выступая в судебных прениях, государственный обвинитель не вправе ставить под сомнение вердикт присяжных заседателей, оспаривать его. Обвинение поддерживается в рамках круга обстоятельств, признанных присяжными заседателями доказанными. Позиция прокурора о назначении подсудимому наказания юридически связана решением присяжных о том, что подсудимый заслуживает снисхождения (ч. 1 ст. 61, ст. 62, ч. 1 ст. 65 УК РФ).

Смотрите так же:  Как оформить приглашение на гостевая виза

Актуальным для прокурора, участвующего в обсуждении последствий обвинительного вердикта, является вопрос о возможности отказа от обвинения или его изменения на данном этапе рассмотрения уголовного дела.

Положения УПК РФ не предусматривают особенностей прекращения уголовного дела вследствие отказа прокурора от обвинения в суде с участием присяжных заседателей, оно происходит в общем порядке в соответствии со ст. 254 УПК РФ.

По смыслу ч. 7 ст. 246 УПК РФ прокурор вправе отказаться от обвинения до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора. Согласно позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации при обсуждении последствий обвинительного вердикта государственный обвинитель не вправе отказаться от обвинения либо изменить его, поскольку таким правом он может воспользоваться лишь до удаления коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату(1).

По нашему мнению, такая позиция небесспорна.

Правовая природа производства в суде с участием присяжных заседателей подразумевает разделение компетенции суда между председательствующим и коллегией присяжных заседателей.

В компетенцию присяжных заседателей входит разрешение вопросов о том, имело ли место соответствующее деяние, совершил ли его подсудимый и виновен ли он в совершении этого преступления (ч. 1 ст. 339 УПК РФ). Вопросы, выходящие за пределы компетенции присяжных заседателей, но имеющие значение для вынесения приговора, разрешаются судом после провозглашения присяжными заседателями вердикта.

Окончательное решение по делу суд выносит в виде приговора, основанного на вердикте коллегии присяжных заседателей.

При вынесении обвинительного вердикта присяжные заседатели констатируют доказанность предъявленного подсудимому обвинения. Коллегия присяжных заседателей приходит к выводу, что представленными сторонами и исследованными в ходе судебного следствия доказательствами в полной мере подтверждены: факт совершения деяния, факт совершения его подсудимым и его виновность.

Обвинительный вердикт присяжных заседателей обязателен для председательствующего. Однако УПК РФ предусматривает два исключения из данного правила, при которых обвинительный вердикт не влечет за собой постановление обвинительного приговора:

если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления;

если председательствующий признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления.

В первом случае председательствующий должен постановить оправдательный приговор, а во втором — вынести постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направить уголовное дело на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания (чч. 4, 5 ст. 348 УПК РФ).

Введение законодателем обозначенных правил обусловлено назначением уголовного судопроизводства, а именно тем, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных (ч. 2 ст. 6 УПК РФ).

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ государственный обвинитель обязан отказаться от обвинения, если он придет к выводу, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. По смыслу указанной нормы государственный обвинитель, отказываясь от обвинения, должен изложить суду мотивы отказа исходя из указанных в пп. 1 и 2 ст. 24 и пп. 1 и 2 ст. 27 УПК РФ оснований(1).

Прокурор обязан отказаться от обвинения, если он придет к выводу, что отсутствует событие преступления, в деянии подсудимого отсутствует состав преступления или подсудимый не причастен к совершению преступления. Реализация прокурором права отказаться от обвинения в случае, если он придет к убеждению, что оно не подтверждается представленными доказательствами, является одним из способов обеспечения законности и обоснованности обвинения.

При этом УПК РФ наделяет прокурора таким полномочием вплоть до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора, т. е. окончательного решения суда по уголовному делу.

С учетом того, что после вынесения присяжными заседателями вердикта рассмотрение уголовного дела продолжается, становится допустимой ситуация, при которой прокурор, анализируя вынесенный присяжными вердикт, придет к выводу, что имеются основания для изменения обвинения в сторону смягчения либо установленные обстоятельства не образуют состав преступления, подсудимый не виновен в его совершении или не причастен к нему. То есть ситуация, когда прокурор в силу функций, выполняемых им при участии в рассмотрении уголовного дела, руководствуясь положениями чч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ, обязан отказаться от обвинения или изменить его.

Позиция Верховного Суда Российской Федерации, в соответствии с которой прокурор лишается права отказаться от обвинения или изменить его после вынесения вердикта коллегией присяжных заседателей, не отвечает назначению уголовного судопроизводства, обязывая государственного обвинителя продолжать уголовное преследование невиновного лица.

Таким образом, представляется, что при обсуждении последствий обвинительного вердикта прокурор должен обладать полномочиями отказаться от обвинения или изменить его.

Тем более что, как указывалось выше, чч. 4, 5 ст. 348 УПК РФ наделяют председательствующего правом постановить оправдательный приговор, если, несмотря на вынесение присяжными обвинительного вердикта, им будет признано, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления, либо распустить коллегию присяжных заседателей и направить дело на новое рассмотрение иным составом суда.

При наделении председательствующего правом устанавливать отсутствие в деянии подсудимого состава преступления, а также виновности подсудимого в совершении деяния при вынесении присяжными

обвинительного вердикта, полагаем, что лишать аналогичного права государственного обвинителя, в обязанность которого входит обеспечение законности и обоснованности обвинения, нецелесообразно и нелогично.

Обозначенная позиция согласуется и с положением ч. 7 ст. 246 УПК РФ, в соответствии с которым отказ прокурора от обвинения возможен в ходе судебного разбирательства, так как после вынесения присяжными заседателями вердикта судебное разбирательство не оканчивается, а продолжается с участием сторон (ч. 1 ст. 347 УПК РФ).

Определенные процессуальные особенности имеет и реализация прокурором полномочий при обсуждении последствий оправдательного вердикта.

Как отмечается в литературе, если после вынесения коллегией присяжных заседателей обвинительного вердикта обвинительная деятельность прокурора продолжается, то его участие в обсуждении последствий оправдательного вердикта скорее можно расценивать лишь как реализацию им полномочий как стороны в процессе(1).

Данная позиция обусловлена правилами обязательности оправдательного вердикта при вынесении приговора.

С учетом положений ч. 2 ст. 347 УПК РФ при обсуждении последствий оправдательного вердикта государственный обвинитель вправе выразить свое мнение по вопросам, связанным:

с разрешением гражданского иска;

с распределением процессуальных издержек;

с решением судьбы вещественных доказательств.

С. А. Насонов, анализируя приведенные положения закона, справедливо отмечает, что они отличаются некоторой неточностью, так как в рамках обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей предметом суждений должна служить содержательная сторона вердикта. Автор обращает внимание на то, что при отрицательном ответе на вопросы о доказанности совершения деяния подсудимым или его виновности речь об удовлетворении гражданского иска идти не может(2).

С учетом данной позиции при отрицательном ответе присяжных на вопрос о виновности подсудимого государственный обвинитель, выражая свое мнение в отношении разрешения гражданского иска, предлагает суду оставить исковое заявление без рассмотрения, а при непричастности подсудимого к совершению преступления — отказать в удовлетворении иска.

Формулируя позицию о распределении процессуальных издержек при вынесении оправдательного приговора, государственный обвинитель основывается на положениях ч. 5 ст. 132 УПК РФ, согласно которым процессуальные издержки, связанные с производством по уголовному делу, возмещаются за счет федерального бюджета.

Позиция государственного обвинителя относительно судьбы вещественных доказательств формулируется с учетом положений ст. 82 УПК РФ.

Таким образом, полномочия прокурора при обсуждении последствий вердикта коллегии присяжных заседателей определяются особенностями и правовой природой рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

В ходе обсуждения последствий обвинительного вердикта прокурор продолжает уголовное преследование в объеме обвинения, признанного присяжными заседателями доказанным в ходе рассмотрения уголовного дела. При обсуждении последствий оправдательного вердикта прокурор не осуществляет функцию уголовного преследования, однако он обязан продолжить участие в судебном заседании как сторона в процессе, продолжая реализовывать при этом правоохранительную функцию и способствуя вынесению законного приговора.

Участие прокурора в рассмотрении дел с участием присяжных заседателей

За год 23 тыс. подсудимых суды смягчили обвинения относительно тех, что предъявляли им следствие и прокуратура.

Из числа подсудимых, чьи дела слушали коллегии присяжных , оправдано было около 10%, следует из данных Верховного суда. Присяжные в 2017 году рассмотрели 282 уголовных дела в отношении почти 500 человек , из которых 446 были осуждены, а 52 — оправданы. В отношении 18 оправданных ( 35% от их общего количества ) приговоры потом отменила апелляционная инстанция.

Обвинительные приговоры, вынесенные с участием присяжных, вторая инстанция чаще всего утверждала : в апелляции не устояли лишь 6,3% таких приговоров.

В 2018 году коллегии присяжных впервые будут введены в районных судах, до этого они работали только в судах субъектов Федерации.

К особенностям участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судом присяжных можно отнести:

    1. наличие права государственного обвинителя на немотивированный отвод присяжного заседателя ( ст. 327 УПК РФ);
    2. участие прокурора в постановке и формулировании вопросов, подлежащих разрешению кол­легией присяжных заседателей ( ст. 338 УПК РФ);
    3. наличие права заявить в судебном процессе возражения по поводу на­рушения принципа объективности ( ст. 340 УПК РФ).
Смотрите так же:  Адвокат воронежская область

Особенностью участия прокурора в разбирательстве дел судом присяжных является его участие в постановке и формулировании вопросов, подлежащих разрешению кол­легией присяжных заседателей. Согласно ст. 338 УПК РФ государственный обвинитель, как и представители другой стороны в процессе, может предложить поправки к сфор­мулированным председательствующим вопросам, поста­вить дополнительные к ним вопросы.

В связи с напутственным словом председательствующего присяжным заседателям государственный обвинитель впра­ве заявить в судебном процессе возражения по поводу на­рушения принципа объективности ( ст. 340 УПК РФ). Если такие возражения своевременно заявлены не были, то в последующем проку­рор не имеет права ссылаться на нарушение объективности председательствующего при последующем пересмотре это­го дела вышестоящим судом.

Уголовно-процессуальное законодательство ( ст. 344 УПК РФ) предусматривает возможность возобновления су­дебного следствия по просьбе присяжных заседателей или уточнения вопросов, поставленных перед ними председа­тельствующим. В таких случаях государственный обвини­тель по тем же правилам принимает участие в судебном следствии и формулировании или уточнении поставленных вопросов.

Существенное значение имеет деятельность прокурора в суде после вынесения вердикта присяжных заседателей. Согласно ст. 347 УПК РФ государственный обвинитель с участием представителей сторон, но уже в отсутствие при­сяжных заседателей может исследовать доказательства, не подлежавшие исследованию с участием присяжных заседа­телей, выступать по вопросам, связанным с юридическими последствиями вынесенного вердикта, включая вопросы квалификации содеянного подсудимым, назначения ему на­казания и разрешения гражданского иска. При этом в своих выступлениях прокурор не имеет права ставить под со­мнение правильность вынесенного присяжными заседате­лями вердикта.

Особенность надзорной деятельности прокурора при обжаловании решений по делам, рассмотренным судом присяж­ных, состоит в том, что закон (п. 5 ст. 348 , п. 2 ст. 352 УПК РФ) четко определяет, какие из не вступивших в законную силу постановлений суда не могут быть обжало­ваны.

Другие постановления, вынесенные председательствую­щим в суде присяжных судьей, и приговор подлежат обжа­лованию.

Основания для принесения представления на приговоры и постановления суда присяжных:

    1. несоответствие выводов суда, изложенных в пригово­ре фактическим обстоятельствам дела;
    2. нарушение уголовно-процессуального закона;
    3. неправильное применение уголовного закона;
    4. несправедливость приговора.

Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом с участием присяжных заседателей

Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом с участием присяжных заседателей отличается от участия в рассмотрении уголовных дел профессиональными судьями. Это требует от гособвинителя умения убедить в доказанности обвинения присяжных, не являющихся профессиональными юристами, не изучавших материалы уголовного дела и воспринимавших доказательства только непосредственно в судебном заседании.

Ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей может быть заявлено обвиняемым как после ознакомления с материалами дела на предварительном следствии (ч. 5 ст. 217 УПК), так и после направления дела в суд, по до назначения судебного заседания.

По смыслу ч. 5 ст. 231 УПК обвиняемый имеет право заявить ходатайство о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей и непосредственно на предварительном слушании, о проведении которого заявлено ходатайство по иным основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 229 УПК. На предварительном слушании, если один или несколько подсудимых отказались от рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей, суд, заслушав мнение прокурора и других участников судебного разбирательства, решает вопрос о возможности выделения уголовного дела в отношении этих подсудимых в отдельное производство. Однако в случае, если суд признает выделение дела невозможным, уголовное дело в целом в отношении всех подсудимых будет рассматриваться судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 325 У ПК).

Существенной особенностью деятельности гособвинителя в рассмотрении уголовного дела по правилам гл. 42 УИК является его участие в формировании коллегии присяжных заседателей. Гособвинитель вправе задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы, касающиеся обстоятельств, препятствующих их участию в рассмотрении судом уголовного дела, заявлять им мотивированные и немотивированные отводы по правилам, установленным ст. 328 УПК. С учетом особенностей рассматриваемого уголовного дела, характера инкриминируемого обвиняемому преступления вопросы, ответы на которые могут быть положены в основу мотивированного отвода, гособвинителю целесообразно подготовить заранее.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 20.08.2004 № 113-Φ3 «О присяжных заседателях федеральных судов» и ч. 3 ст. 326 УПК одно и то же лицо может участвовать в судебных заседаниях в качестве присяжного заседателя нс более одного раза в течение 10 рабочих дней в календарном году либо всего времени до окончания рассмотрения дела.

При установлении обстоятельств, которые влекут отстранение присяжного заседателя от участия в рассмотрении уголовного дела, гособвинитель обязан безотлагательно заявить кандидату в присяжные заседатели мотивированный отвод. Согласно ч. 10 ст. 328 УПК при формировании коллегии присяжных заседателей ходатайства об отводах кандидатов в присяжные заседатели разрешаются судьей без удаления в совещательную комнату. Аналогичным образом решается вопрос и об отстранении принявшего присягу присяжного заседателя (при нарушении им требований ч. 2 ст. 333 УПК) от дальнейшего участия в рассмотрении дела как по инициативе судьи, так и но ходатайству сторон.

Гособвинителями по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей, назначаются, как правило, специально подготовленные прокуроры, владеющие тактикой ведения судебных допросов, практическими навыками доказывания обвинения в публичных условиях перед непрофессиональными судьями. Пунктом 4.1 приказа Генпрокурора РФ от 25.12.2012 № 465 определено, что поддержание государственного обвинения но делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, необходимо поручать прокурорам, обладающим соответствующими личностными и профессиональными качествами.

Поведение прокурора в суде определяется, прежде всего, тем, что он выступает от имени государства. Он должен быть в форменной одежде, выглядеть опрятным, подтянутым, вести себя достойно. Важно быть психологически мобильным, готовым мгновенно оценить и при необходимости среагировать на любую возникающую по ходу состязательного процесса ситуацию [1] .

Участвуя в судебном следствии, прокурору следует постоянно иметь в виду, что выводы и оценки полученных результатов делают неопытные в юридических вопросах люди. Тактика прокурора должна быть нацелена прежде всего на обеспечение правильного восприятия присяжными заседателями значимой для дела доказательственной информации. Для гособвинителя важно выстроить цепочку своих доказательств (очередность допросов, представление документов и т.д.) в такой логической последовательности, чтобы она обеспечивала полное раскрытие перед присяжными заседателями всех значимых обстоятельств дела.

В соответствии с требованиями закона о сохранении судом объективности и беспристрастности в ходе судебного разбирательства протоколы следственных действий, заключения экспертов, приобщенные к делу документы, протоколы данных в ходе предварительного следствия показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей оглашаются, как правило, стороной, заявившей ходатайство об этом, либо судом.

В присутствии присяжных заседателей не подлежат исследованию процессуальные решения (постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого и др.), а также не могут обсуждаться и разрешаться вопросы и ходатайства, направленные на обеспечение условий судебного разбирательства, такие, как принудительный привод потерпевших, свидетелей, отводы участникам процесса, вопросы, касающиеся меры пресечения, и другие вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных заседателей и способные вызвать их предубеждение в отношении подсудимого и других участников процесса.

Судья по ходатайству сторон либо по собственной инициативе как на предварительном слушании, так и в ходе судебного разбирательства исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе судебного процесса (ст. 235 и ч. 5 ст. 335 УПК). Исключение из разбирательства дела доказательств должно производиться по постановлению председательствующего судьи с обязательным указанием мотивов принятого решения. В соответствии с ч. 7 ст. 235 УПК суд по ходатайству стороны, в том числе и гособвинителя, вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного ранее доказательства допустимым.

Существенное значение для присяжных заседателей имеют результаты допросов. Прокурор должен всегда принимать в расчет понимание присяжными заседателями задаваемых допрашиваемому лицу вопросов и ответов на них, что имеет значение для формирования их мнения и правильного разрешения уголовного дела. Во время допроса гособвинителю рекомендуется находиться в постоянном контакте с присяжными заседателями, давая при необходимости по ходу допроса нужные пояснения, привлекая внимание к тем или иным обстоятельствам, активно вовлекая присяжных заседателей в познавательную деятельность. При этом рассуждения гособвинителя должны быть логично взаимосвязаны, прокурор должен «вести» за собой присяжных [2] .

Предъявляя суду вещественные доказательства (орудия преступления, одежду потерпевшего со следами преступления и т.п.), гособвинитель может с разрешения суда передать их для осмотра присяжным заседателям, комментируя те или иные важные для обвинения признаки. Эти тактические приемы развития положительного контакта с присяжными заседателями рассчитаны не только на формирование у них должного восприятия получаемой информации, но и на создание основ для их выводов при обсуждении вердикта в совещательной комнате.

При допросах прокурор может использовать планы, схемы, таблицы, иллюстрировать свои логические посылки, предваряющие вопрос, с помощью большого листа бумаги и маркера либо доски и мела. Этот тактический прием хорошо зарекомендовал себя на практике. Он способствует установлению ассоциативных связей, оживлению памяти допрашиваемых лиц, получению более детализированных, объективных показаний, стимулирует их правдивость, вскрывая очевидные несоответствия.

Применять схемы, рисунки, планы, фотографии и другие наглядные материалы для лучшего усвоения присяжными заседателями выводов обвинения о механизме преступления, характере преступных связей, степени участия подсудимых в совершенном преступлении, значении доказательств, их анализа, оценки и т.д. гособвинитель может не только в ходе судебного следствия, но и при произнесении обвинительной речи.

Смотрите так же:  Мировой суд участок 10 октябрьского района г уфы

Прения сторон в суде с участием присяжных заседателей проводятся в соответствии со ст. ст. 292 и 336 УПК с учетом полномочий присяжных заседателей и содержания вопросов, которые ставятся перед ними. В ходе прений стороны высказываются в пределах тех вопросов, ответы на которые должны дать присяжные заседатели. К выступлению в прениях гособвинитель должен тщательно подготовиться [3] .

Об общественной опасности преступления перед присяжными заседателями надо сказать просто и кратко. Тут важно избегать штампов и монотонности, памятуя о том, что главная цель этой части выступления прокурора – вызвать у присяжных заседателей определенный психологический настрой, позволяющий заинтересованно воспринимать позицию обвинения.

На всем протяжении судебного разбирательства гособвинитель должен стремиться быть максимально объективным, а в прениях, излагая фактические обстоятельства дела, не нужно уходить от спорных вопросов. Следует давать им ясную оценку, подготавливая присяжных заседателей к возможным контрдоводам стороны защиты.

Убеждая присяжных заседателей в своей правоте, не нужно «давить» на них сложными, тяжелыми речевыми оборотами, напряженной, пафосной интонацией голоса.

Речь прокурора по форме должна быть проста. Не стоит использовать специальную правовую терминологию и непонятные присяжным заседателям выражения. В то же время прокурор должен убедить присяжных заседателей и в доказанности вины подсудимого, и, если он в этом сам убежден, в том, что отсутствуют обстоятельства, влекущие признание подсудимого заслуживающим снисхождения [1] .

Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, и их содержание регламентированы ст. 338 и 339 УПК. На практике постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, вызывает наибольшую сложность. Допущенные при этом ошибки во многих случаях явились причиной вынесения незаконных судебных постановлений. В связи с этим особо актуальным представляется полномочие гособвинителя вовремя высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внесению предложений о постановке новых вопросов (ч. 2 ст. 338 УПК). Гособвинитель, основываясь на материалах дела, должен изложить свои предложения в формулировках, которые будут понятны присяжным заседателям при их обсуждении в совещательной комнате.

Действия гособвинителя до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату (прежде всего путем высказывания замечаний по содержанию и формулировке вопросов и внесения предложений о постановке новых вопросов) должны способствовать тому, чтобы вердикт присяжных заседателей был ясным и непротиворечивым.

Гособвинителю нужно помнить, что при наличии противоречий в вердикте приговор признается незаконным, поэтому, излагая свое мнение по поводу необходимости внесения в вопросный лист дополнительных вопросов в связи с неясностью или противоречивостью вердикта, гособвинитель должен в понятных выражениях и желательно в письменном виде предложить свои формулировки таких вопросов. В противном случае неправильно сформулированные вопросы и, как следствие этого, противоречивый вердикт могут повлечь отмену судебного решения.

После провозглашения вердикта дальнейшее рассмотрение дела проводится председательствующим судьей без участия присяжных заседателей.

При обсуждении последствий вердикта о невиновности подсудимого стороны высказываются лишь по основаниям постановления оправдательного приговора, предусмотренным ч. 2 ст. 302 УПК, по вопросам, связанным с разрешением гражданского иска и судьбой вещественных доказательств, распределением процессуальных издержек.

При обвинительном вердикте гособвинителю, иным участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения и со стороны защиты предоставляется возможность исследовать доказательства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей. В прениях сторон гособвинитель должен высказаться о содержании состава преступления в деянии, признанном доказанным присяжными заседателями, о квалификации преступления, о признании в действиях подсудимого рецидива преступлений, о назначении наказания, о гражданском иске и по другим вопросам, разрешаемым судом при постановлении обвинительного приговора. При этом запрещается подвергать сомнению правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Приговор, постановленный судом, рассматривавшим уголовное дело с участием присяжных заседателей, содержит ссылку на вердикт коллегии присяжных, но в нем не приводится анализ и оценка доказательств. В связи с этим такой приговор не может быть обжалован в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, установленным судом. Гособвинитель вправе обжаловать такой приговор лишь в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона или несправедливостью приговора.

  • [1]Булдыгина Н. И., Иванов А. Н., Курохтина Е. С. Поддержание государственного обвинения: правовые, организационные и тактические аспекты.
  • [2]Решетова Н. Ю. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом первой инстанции. С. 792.
  • [3]Мельник В. В., Решетова Н. Ю. Речь прокурора в суде с участием присяжных заседателей. М., 2010.
  • [4]Булдыгина Н. И., Иванов А. Н., Курохтина Е. С. Поддержание государственного обвинения: правовые, организационные и тактические аспекты.

§ 2. Особенности участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судом присяжных

Государственный обвинитель в суде присяжных вправе своим заявлением обратить внимание председательствующего на тенденциозность состава коллегии присяжных, способную помешать им вынести объективный вердикт. Прокурор наделен правом высказать мнение по заявлениям других участников процесса о тенденпиозно-

сти состава коллегии присяжных. Использование названных полномочий возможно до приведения присяжных заседателей к присяге.
Участие прокурора на этапе судебного следствия в суде присяжных. В отличие от общего порядка рассмотрения дел судами, где оно согласно принятым правилам начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения (ст. 273 УПК Российской Федерации), в суде с участием присяжных прокурор делает вступительное заявление, в котором освещает существо предъявленного обвинения и формулирует предложение о порядке исследования представленных им доказательств. Во вступительном заявлении прокурора не упоминаются факты судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные сведения, способные вызвать негативное отношение присяжных к подсудимому. Закон в данном случае заботится о том, чтобы присяжные заседатели исходили исключительно из фактических обстоятельств дела, чтобы они не подпали пол влияние сведений о предосудительном, и прежде всего, уголовном прошлом подсудимого.
В ходе судебного следствия прокурор выступает в качестве стороны обвинения, используя полномочия, которыми он наделен в судебном разбирательстве, осуществляемом в общем порядке. Как государственный обвинитель прокурор в суде с участием присяжных заседателей может заявить ходатайство о признании доказательств недопустимыми. При возникновении вопроса о недопустимости доказательств по инициативе других участников судопроизводства прокурор высказывает мнение о возможности их исключения из материалов дела. При этом учитывается, что обсуждение и разрешение ходатайств такого рода происходит в отсутствие присяжных заседателей.
Судебные прения. Произнесение прокурором обвинительной речи, пожалуй, самый трудный момент для прокурора в суде присяжных. Речь прокурора адресуется прежде всего присяжным заседателям, которые не являются юристами. Они воспринимают и оценивают все происходящее в суде в значительной мере не только (а подчас и не столько) разумом, сколько под влиянием эмоций. Они не воспринимают правовую подоплеку дела так, как ее воспринимают профессиональные правоведы.
Речь государственного обвинителя в силу указанных обстоятельств должна быть яркой, понятной, убедительной, легко доступной для восприятия всеми участниками процесса и вместе с тем ло-

гичной и глубоко аргументированной, безупречной в правовом отношении.
Для выполнения роли государственного обвинителя в суде присяжных, помимо высокой профессиональной подготовки, нужны незаурядные ораторские данные. Прокурору надо делом, точнее, умно и эмоционально выстроенными словами, доказать присяжным необходимость вынесения такого вердикта, который был бы объективным и справедливым, а председательствующему судье помочь постановить обоснованный приговор.
Немногие прокуроры в первый период функционирования судов присяжных оказались готовыми к выполнению сложной и ответственной миссии государственного обвинителя. Характерный для того времени высокий процент оправдательных приговоров, когда такие решения явно не соответствовали имеющейся доказательственной базе, в определенной мере был обусловлен слабостью стиля обвинения. Не случайно в директивных документах и методических рекомендациях Генеральной прокуратуры Российской Федерации последовательно проводится мысль о том, чтобы в качестве государственных обвинителей в суде присяжных выступали специально подготовленные прокуроры, обладающие навыками ораторского мастерства и, безусловно, имеющие высокую квалификацию и надлежащий опыт профессиональной деятельности.
Требования, предъявляемые к речи государственного обвинителя в суде присяжных в прениях, проводимых после окончания судебного следствия, в целом те же, что и при общем порядке судебного разбирательства. Однако есть существенная особенность, касающаяся ее содержания. Прокурор не вправе в своей речи упоминать обстоятельства, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей. Это обстоятельства, связанные с правовой стороной дела, требующие для высказывания суждений о них профессиональной юридической подготовки и которых присяжные заседатели не должны касаться. Прокурор имеет также право на реплику.
При постановке председательствующим вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, прокурор может предложить свои поправки к ним.
И, наконец, еще одной важной формой участия прокурора в рассмотрении уголовного дела является выступление государственного обвинителя при обсуждении вердикта коллегии присяжных заседателей. В выступлении получает выражение позиция прокурора по вопросам, связанным с юридическими последствиями вердикта. Речь идет о правовой оценке (квалификации) содеянного подсудимым, виде и мере наказания, которое должно быть ему назначено, другие вопросы права, подлежащие разрешению судом при постановлении приговора.